История дворцового строительства Коломенского

История дворцового строительства Коломенского

Удивительную фантазию и изобретательность проявили мастера в убранстве дворца. В этом сказочном цветном узорочье сказалась любовь XVII века к нарядному, праздничному, декоративному. Слюдяные оконницы (окончины) в оловянных переплетах, расписанные яркими красками, на поминали витражи. Пышная золоченая резьба, тонкие, как кружево, металлические подзоры, гребни, флюгеры, двери, обтянутые красным сукном, с гравированными петлями и накладками поражали воображение современников.

Весь дворец изнутри был искусно расписан. Были среди его росписей тонкие травные узоры («множество цветов, живона — писанных и острым хитро длатом изваанных»), гербы, исторические, библейские, аллегорические сцены. В хоромах царицы были изображены аллегории времен года, солнце, луна, звезды и «зодий небесный» (зодиак). Эти изображения, столь созвучные народным вкусам, напоминают описания теремов из русских былин. Не знаю как вы, а я уже забронировал гостиницу в Москве для того чтоб посетить это необычайно красивое, монументальное строение! Собственно, чего и вам желаю, поскольку чтения описания никогда не сравнится с созерцанием в живую.

В зале «История дворцового строительства» посетители могут ознакомиться с отдельными фрагментами, сохранившимися от обстановки дворца. Здесь экспонируется стул с прямой спинкой, обитый голландской тисненой кожей (стулья европейского образца в XVII веке еще только входили в обиход), слюдяная окончина. Сохранились три иконы из Коломенского дворца, написанные мастерами Оружейной палаты: Богоматерь, Иоанн Предтеча и центральная — Спас Эммануил на троне. К ногам Спаса припадают мужская и женская фигуры с надписями над ними: «Артамон» и «Евдокия». По мнению исследователей, здесь изображены предполагаемые заказчики иконы — «ближний» боярин царя Алексея Михайловича Артамон Матвеев и его жена Евдокия. Икона «Троица» из села Ознобишина, написанная Симоном Ушаковым и Никитой Павловцем, позволяет составить представление о манере письма конца XVII века, когда в строго условный, канонический мир иконописания начинают проникать элементы реального изображения деталей.

Поделиться: